Сергей Белковский о Воловиче и Астафьеве

Сергей Белковский о Воловиче и Астафьеве

Виталий Волович. Фото Сергея Белковского
Виталий Волович. Фото Сергея Белковского

«Письмо Виктора Астафьева я не успел передать Виталию Воловичу».

Обнаружил эти письма несколько лет назад в своем архиве. Думал, что они уже утеряны. При случае, когда буду в Екатеринбурге, надеялся передать их Виталию Михайловичу Воловичу, про него шла в них речь. Но не получилось.

История этих писем такова. Когда-то еще студентом готовил статью для «Советской культуры» про книжного графика из Свердловска Виталия Михайловича Воловича. Написал письма с просьбой рассказать о нем писателю Виктору Астафьеву. Когда-то Виталий Волович иллюстрировал его произведения. И еще написал классику книжной графики Дмитрию Бисти.

Статья в «Советской культуре» так и не вышла, а вот письма от двух замечательных людей искусства сохранились. И еще рукописные ответы на мои вопросы самого Виталия Воловича.

Давайте познакомимся с этими редкими уже рукописными страницами.

Дорогой Сергей
О Воловиче коротко мне и не написать, наверное.

Художник он очень сложный, но это та сложность, которой не было до Воловича и, наверное, не вдруг как она повторится. Волович – это самобытность, а самобытности удается добиться немногим, особенно в графике. Волович в рисунках к англичанам и фламандцам мне кажется больше англичанином и фламандцем, чем сами англичане и фламандцы.

Может, это всего лишь «фокус», художественный обман. Ну и пусть! Если он убеждает в искренности и величии искусства, а главное в своем видении, проникновении в первоисточник, в ту великую литературу, которой он дерзнул коснуться, осмыслить ее, как художник, как мыслитель. Причем, осмыслить и проникнуть заново, не повторяя никого из тех великанов, что уже соприкасались с шедеврами мировой литературы до него.

Для этого нужен не только талант особенный, но еще и характер, упорство, настойчивость. Много надо помучиться, передумать, пережить, переосмыслить, чтобы пополнить внутренние культурные ресурсы в таком количестве и масштабе, что они обрекают человека на духовное подвижничество и художественное открытие, на муку и радость преодоления не только искусства в искусстве, но и на сотворение своего художественного мира.

Это все Волович преодолел и сделал, незаметно, без саморекламы и это для нашего времени тоже немало, но вполне естественно для большого художника и труженика.

Виктор Астафьев

 

Из ответов Виталия Воловича, которые сохранились в рукописи у автора этих заметок:

— Художник-иллюстратор работает как бы в двух временных измерениях. Время, в которое происходят события книги, и время, в котором он сам живет. Видимо, его задача заключается помимо других еще и в том, чтобы приблизить сюжет и идеи к своему времени, выявить и подчеркнуть то, что может волновать читателя сегодня. Найти для этого адекватную пластическую форму и таким образом включить эти идеи в контекст современной культурной и нравственной жизни.

— Я рассматривал цикл иллюстраций к сагам, как антифашистский цикл. В мире, где насилие, жестокость и бесчеловечность не являются уделом далекой истории, состояние сопротивления злу и есть состояние борьбы с фашизмом – основой нравственно-этической позиции современного художника.

 

Дмитрий Бисти:  «О художнике Виталие Воловиче писалось и напишется еще очень много, так как он является в нашем искусстве фигурой не только заметной, но и во многом определяющей его поступательное движение. Волович — бесспорно, талантливый и волевой художник, самозабвенно работающий в сложном и трудном мире графики, которая, как ни странно, зачастую предвосхищает многие идеи и пластические поиски современного искусства.

Он обладает достаточно высоким профессиональным мастерством и знанием различных уникальных графических техник, чтобы свободно и артистично воплощать в материале свои пластические замыслы.

Волович – художник скорее не натурного плана, а художник, для которого идея, мысль являются главным в его творчестве. Отсюда и его тяготение к определенным литературным сюжетам, отвечающим его интересам и нравственно-этической позиции. Надо сказать, что экспрессивный подход к любому явлению, сюжету над которым работает Волович, как мне кажется, является самым главным в его творчестве. И те некоторые шероховатости в его работах, связанные с его тягой к стилизации, снимаются вот именно этим качеством его темперамента художника. И он становится абсолютным творцом, когда его творчество не сковывается стилизаторскими рамками. В этом отношении его сюита, посвященная цирку, мне кажется наиболее достойным примером.

Вообще Виталий Волович представляется мне умным, добрым, высокообразованным художником (тип, который у нас, к сожалению, не так часто встречающийся), могущим быть для многих примером. А его нравственный подвиг художника еще будет оценен по достоинству».

 

Сергей Белковский.

Источник.