Заметки

Миша Брусиловский художник совсем не простой. Он не принадлежит к тем художникам, которые отражают визуальный мир в его визуальных формах. Он не отображает мир фотографический. Он конструирует собственный мир и мир, в общем, невероятно сложный, потому что его мир состоит из многих миров. Это тот мир который мы не видим, это тот мир который мы воображаем себе, это тот мирПОДРОБНЕЕ

О Лене Степаненко. Её появление на сцене, ещё до начала танца, захватывало зрителя внутренней значительностью её образа. Его таинственной глубиной. Ожиданием чуда. И чудо происходило. Чудо мгновенного вовлечения зрителя в её личное пространство.  Волнующее чувство причастности к нему. Готовность зрителя пережить месте с ней, минуты высокой душевной наполненности, так пленительно выраженной в её танце. * * * … Она стоялаПОДРОБНЕЕ

«… Первая графическая работа была сделана мною в 1948 г. Последняя — в 2008. Таким образом, это шестьдесят лет непрерывной работы в книжной и станковой графике… Возможно, графика, в особенности книжная, — период наибольших совпадений с самим собою, временем, материалом…» Краткая автобиография Виталия Воловича. Этот материал был написан Виталием Михайловичем в 2011 году. Восстановлен из черновиков. Читать полностью по ссылке: АвтобиографияПОДРОБНЕЕ

Шестьдесят лет напряжённой творческой работы, связывали художника Мишу Брусиловского с жизнью и художественной культурой Екатеринбурга. Сначала был период становления. А после — неотвратимо наступила необходимость сделать свой выбор. Главный выбор, определяющий всю дальнейшую жизнь художника. Это был ещё и выбор судьбы. И совсем не простой. Тем боле, что успех был рядом. Скандальная история и опыт картины «Год 1918» написанной вПОДРОБНЕЕ

Однажды, в художественном училище, я сказал фразу, которая показалась мне удачной. Позволю себе повторить её. «Свердловское художественное училище я закончил задолго до середины прошедшего столетия». Фраза вызывающая, но это правда. Я закончил училище в 1948 году. Следовательно, до середины столетия всё ещё оставались два длинных и трудных года. Так сложилось, что многих художников я знал ещё до поступления в художественноеПОДРОБНЕЕ

Он — и это прежде всего — художник с ярко выраженной индивидуальностью, со своей пластический и живописной системой, со своим, особым сюжетным и содержательным отношением к миру. А мир его сложен и противоречив. Он улавливает в нём какие-то неведомые нам связи и взаимодействия. Наполняет его тайными знаками и символами. Он выстраивает мир, в котором нет готовых ответов, но зато всёПОДРОБНЕЕ

Скоропостижно ушёл из жизни один из ближайших друзей Виталия Михайловича Леонид Порохня. Блестящий сценарист, драматург, литератор, режиссёр, звукорежиссёр. Это, несомненно, большая трагедия. Именно благодаря Леониду Ивановичу вышла в свет первая книга Воловича «Мастерская. Записки художника». Попросив у него рукопись Порохня через какое-то время прислал на подпись договор с Московским издательством… Вот как рассказывает о Леониде Порохне Виталий Волович в своейПОДРОБНЕЕ

Графиком я стал случайно. После училища все мои друзья уехали в институт, а я сделать этого не мог. После дистрофии мама заболела тяжелой формой туберкулеза. Потом она умерла, а у нас остался огромный долг. Платить его я не мог, хотя уже тогда мы с братом пилили дрова и немного зарабатывали. После смерти мамы ее друг Александр Соломонович Асс, издатель первойПОДРОБНЕЕ

Традиционная книга приобрела современный облик в течение длительного периода своего развития. Все элементы такой книги подчинены строго организованному порядку, в котором главное место всегда занимает текст. Все сопутствующие ему элементы оформления – шрифт, набор, иллюстрации, существуют для того, чтобы текст в книге было удобно читать, и все его особенности максимально выявлены и учтены. Иллюстрация в такой книге имеет право наПОДРОБНЕЕ

Виктор Реутов занимает особое место в художе­ственной жизни Екатеринбурга. У него своя, четко выраженная концепция твор­чества, которую он последовательно реализует в живописных и графических работах, а также в работах, связанных с Графическим дизайном. У него свое тщательно продуманное и выверен­ное отношение к форме, пространству, поверх­ности. Своя, глубоко индивидуальная техника ис­полнения. Основная тема его живописных работ, помимо фигуративных сюжетов  и  пейзажаПОДРОБНЕЕ

Талант и достоинство В 1996 году в Екатеринбурге вышел специальный выпуск газеты «ХУДОЖНИК», №1 (5), посвященный 65—летию М.Ш.Брусиловского. Большая часть этого выпуска была предоставлена публикациям о творчестве мастера, авторами которых стали художники, друзья и ученики. Статья «Талант и достоинство» написана екатеринбургским графиком Виталием Воловичем, заслуженным художником России‚ лауреатом отечественных и международных выставок и конкурсов искусства книги и графики, которого связываетПОДРОБНЕЕ

Портреты Татьяны, жены художника, и её образы в картинах составляют отдельную и необычайно яркую страницу в творчестве Миши Брусиловского. Его основные темы: «Охота на львов», «Распятие», «Похищение» — отражают мир как череду драматических эпизодов, насыщенных мифологией, передают его понимание судьбы, в которой трагедия окрашена иронией. Ho портреты Татьяны, высвеченные из мрака истории и мифологии, смягчают его искусство, пронизывая работы художникаПОДРОБНЕЕ

Из книги «В. Махотин: спасибо, до свидания!» История валторны. Мир Вити Махотина привлекал атмосферой свободной художнической жизни, яркими чертами артистической богемы. Общение, споры, дружеские застолья были не менее важны и существенны, чем сама работа. В какой-то степени мы были разделены возрастом, средой, образом жизни. Но все границы стирались его открытостью и доброжелательностью. Он подкупал необычностью характера, своеобразием личности. Он былПОДРОБНЕЕ

В титрах более чем тридцати художественных фильмов стоит его имя. И среди них, возможно, самые крупные и самые значительные фильмы, снятые на Свердловской киностудии, определившие её славу и значение… Юрий Иванович Истратов. Он свободно владел разнообразным историческим и этнографическим материалом. Во всем, что касалось материальной культуры, он был безукоризненно точен. Он знал, как возвести крепостную башню, как сшит кафтан, какПОДРОБНЕЕ

Герман Метелёв — Данила-мастер, Кулибин, почти Левша. По разнообразию интересов и дарований — человек эпохи Возрождения. Ему всё удавалось — живопись, графика, театр, ювелирное искусство. Он мог построить дом, сложить печь… Ему было интересно всё — головоломки, неожиданные проблемы, замысловатые технические расчеты. Он был остроумен и желчен. Нетерпим и великодушен. Эмоционален и артистичен. В комбинезоне он — мастеровой.  В костюмеПОДРОБНЕЕ

…Кое-что я, все-таки, видел — Ленинград и Таллинн, Прагу и Лейпциг, Вену и Париж. А мой город? Есть ли у него право быть в одном ряду с ними? Трудно сказать… Право это, мне кажется, дается только любовью, а любовь — почти истина, по крайней мере, пока любишь. А я люблю этот город. Да и может ли быть иначе, если здесьПОДРОБНЕЕ

Художник живёт в жёстком мире. И мало кому удаётся отгородиться от давления жизни, её обстоятельств, её соблазнов, её проблем. Она требует, чтобы к ней приспособились, ей подчинились.  И тут ничего не поделаешь. Компромиссы неизбежны. Весь вопрос в том, до какой черты можно отступать. Где граница за пределами которой, каждый шаг – саморазрушение. Путь художника – путь искушений. Её тяжестью, еёПОДРОБНЕЕ